Ксения Чеснокова (api_ano) wrote,
Ксения Чеснокова
api_ano

Туда же

Бенарес

 

Что сообщат нам электронные русскоязычные источники на эту тему…

 

Варанаси (Бенарес) - столица шиваизма в Индии. Здесь находится знаменитых храм Шивы Вишванатха - главный  из 2000 храмов в этом городе. Современные ученые считают Варанаси древнейшим городом на земле. Кроме всего прочего - это еще и древнейший центр учености. Город расположен на реке Ганга и знаменит своими гхатами - местами для ритуального омовения. Утром рано мы можем совершить прогулку на лодке и полюбоваться незабываемым видом домов и храмов, вырастающих над священной рекой и услышать как ортодоксальные брахманы поют ведические мантры, окунаясь в ее воды.   

 

ВАРАНАСИ (Бенарес) - город в Сев. Индии, на р. Ганг, шт. Уттар-Прадеш. 926 тыс. жителей (1991). Культурный, исторический Центр и место религиозного паломничества индуистов и буддистов (до 1 млн. человек ежегодно). Хлопчатобумажные, полиграфические, пищевые, стекольные, химические предприятия, машиностроение. Центр книгопечатания на языке хинди. Художественные ремесла (парча, ковры, ювелирные изделия). Университет. Возник ок. 7 в. до н. э. "Золотой храм Шивы" (ок. 1750), величественные дворцы 16-19 вв. (в т. ч. Ман Мандир, 1600).

Как ни прискорбно, приехали мы опять вечером. А значит, нам предстояло выдержать битву за дешевый отель при отсутствии возможности развернуться и уйти. Купили карту – и вперед. Теперь мы не называли искомую цену, а спрашивали рикш, что они могут предложить. Причем диалог (вернее, полилог, так как они продолжали нападать по нескольку человек – то ли нас боялись, то ли что один другого обманет, то ли заманивали вдвоем просто так, для массовки):

 - такси, такси, такси…..!!!!! (многоточие означает, что эти слова продолжают кричаться с нескольких сторон большим количеством людей до того момента, пока не отзвучит наш вопрос. Тогда они плавно перетекают в следующую реплику)

 - нам нужен рикша.

 - рикша, рикша, рикша…..!!!!!

 - гостиницу дешевую знаешь?

 - садитесь, садитесь, садитесь, садитесь (хватает за части тела, тащит в сторону транспортного средства, на нашу неподвижность смотрит с удивлением, почти обиженно)!!!....

 - сколько стоит гостиница?

 - знаю, знаю, садитесь, поехали!!!......

 - сколько стоит гостиница?

 - дешевая, дешевая…… знаю гостиницу, сюда садитесь………………

Наконец выясняем – 200 рупий. Хорошо.

 - сколько ты стоишь?

 - поехали, поехали, 200, 200……………

 - нет, сколько ТЫ стоишь?

Наконец выясняется и этот момент.

 

Приезжаем. Как всегда по ночам, кажется, что вокруг большая пригородная свалка (впечатление, которое полностью развеивается утром: оказывается, что это милый дворик в очень приличном районе). Естественно, оказывается, что гостиница стоит 300, мы долго ругаемся, потом, наконец, соглашаемся, потом оказывается, что здесь нет кулера, а только кондишн. Мы в шоке – как же мы выжевем эту ночь?!!! К чести заведения надо констатировать, что было даже прохладно, душ чище, чем обычно, даже были шкафы. И, конечно, телевизор.

 

Утром мы пошли искать манго и нашли первый магазин европейского типа. Потом мы решили поискать более дешевую гостиницу, так как, по обычаю пересчитав деньги накануне….  Нашли. Хозяин пошел показывать нам комнату, для чего заставил проснуться, одеться и уйти с вещами видимо жившего там местного. Опять торговались, сторговались за 250 вроде и пошли к себе – вещи забирать. Когда же мы, однако, вышли с рюкзаками на улицу, к нам мгновенно подрулил действующий по алгоритму рикша и стал убеждать, что он знает самую лучшую и самую дешевую гостиницу. Ехать с ним нам не хотелось, тем более, что понятно было – все будет, как всегда. Однако минут через 10 мы поняли, что проще съездить. И не пожалели. Нам предложили 2 комнаты на выбор – с двумя или с тремя кроватями, мы, как всегда, выбрали меньшую. Кулер был в полстены – с огромным пропеллером в нем. В гостинице работали милые мальчики, которые по вызову приходили к нам по очереди – наверное, любоваться J. Еще они приходили по утрам, будили нас и начинали убираться в комнате (видать, так положено). Пытались менять постельное белье, но мы не соглашались вставать. Кулер тек, поэтому они еще вытирали воду (в основном она образовывалась на балкончике позади кулера, но временами эта лужа затекала в комнату).

 

Здесь мы поняли, что пора таки начинать есть (мы так кроме манго утром и бананов вечером ничего и не ели). Зашли в ресторан, попросили неострое, но есть не смогли. Зато долго сидели и любовались, как по стенам бегают ящерицы – они сидели на потолке, бегали, никого не боялись. Потом мы выяснили, что единственное съедобное – это яйца. Я не хотела есть, а Оля заставляла меня, потому что умная J.

 

Здесь мы решили купить кокос, а потом, придя домой, я сидела на полу, держа кокос в руке, и, как обезьяна, колотила им по кафельному полу, потому что мы понятия не имели, как его «открыть». Он оказался невкусным и зацвел на третий день. Мы его выбросили.

 

Здесь по вечерам к нам подходили рикши и обещали заехать за нами в 5-6 утра. Видя наше удивление, удивлялись сами нашей серости и объясняли, что люди приезжают в Варанаси, чтобы встретить рассвет на священной Ганге. Песнопения спеть, молитвы вознести там… Мы приехали не совсем  затем, чтобы встречать рассветы, поэтому решительно сообщали, что раньше 10 не встанем, - можно не беспокоиться.

 

Здесь на соседней улице было что-то типа Макдональдса, где мы сидели, мерзли и наблюдали за людьми на улице – людьми в брюках и пиджаках, вполне обходящихся соседним забором при отсутствии сортира.

 

Здесь мы особенно много ходили, научились нанимать рикш через Ментов, которые сами называли им надлежащую цену.

 

Здесь мы начали болеть. Какую-то ночь я не могла спать от холода – я дико замерзла, спала в футболке и куталась в спальник (тогда как обычно спать можно было только раскинув руки – чтобы не так жарко). Утром становилось хорошо, в смысле как всегда -  жарко. После этой ночи Оля стала заставлять меня есть.

 

Город большой, мы ездили в Monkey Temple, обезьянью крепость, в Sarnath – на севере города (там комплекс из храмов, зоопарка и ступки – здесь Будда огласил свое учение). Платить за вход не хотелось, и мы обошли весь комплекс вокруг в поисках дырки в заборе. Шли по деревням и полям, общались с местным населением. Обойдя, поняли, что вход бесплатный J, а платно – только к ступке, которую и так видно J.

 

Обратно добирались на нескольких видах транспорта. Как ехали, так и не поняли. Названий мы не можем правильно прочесть с карты, а они не могут читать по-английски. Плюс в городе почти не ориентируются, то есть вокзал мы искали долго, нас пересаживали с транспорта на транспорт. Оказалось, что моторикши – это иногда и автобусы (то есть туристы ездят на них по 2, максимум 3 человека, а своих меньше, чем 5, «водитель» не берет – как наш автолайн ждет, пока до отказа набьются).

 

Пошли искать гхаты. Долго шли, по «проспектам» и трущобам, базарам – наконец поняли, что заблудились и не знаем где мы, сели на рикшу, и он повез нас в противоположную сторону. В районе гхат к нам подбежал мальчик. Он говорил на хорошем английском (у его родителей турбюро и он тоже с ними работает) и повел нас смотреть церемонию сожжения в одном из гхатов. Пройдя через район трущоб (на улочке два человека с трудом могут разойтись, а между домами встречаются храмы, по которым ходят коровы), мы поднялись на вершину храма в Burning Ghate. Местный парень – знакомый нашего – рассказал нам о процедуре сожжения, что это особо почетно, и не каждый умерший имеет право быть сожженным на Ганге. Потом долго клянчил денег – типа улучшить нашу карму, помочь людям, которые собирают деньги на сожжение, так как дрова из специального, очень дорогого дерева – чем несколько подпортил впечатление. Так и не знаем, что из рассказанного им – правда. Мальчик повел нас к спустившемуся накануне с гор святому предсказателю, который почему-то придерживался версии, что преподает в каком-то университете уже 15 лет. Ну, да ладно, мы не хотели, чтобы нам предсказывали будущее – все равно температура не опустится ниже 40, рикши не перестанут возить по турбюро, и гостиницы не станут бесплатными. Мальчик покинул нас, выведя на центральную улицу, и сообщил, что мы можем дать ему денег, если хотим. Мы не хотели. Мы спустились к реке и любовались на набережной храмами-гхатами, простиравшимися в обе стороны до горизонта. Всюду цветы, яркие одежды…

На все уговоры покататься на лодке, мы возражали, что 250 рупий – это много. Когда мы ступили на лестницу – подниматься наверх, от реки, услышали: за сколько поедете? Я решила пошутить: за 100. Поехали!

Мы катались на лодке вдоль гхат, наш «лодочник» пытался нам что-то рассказывать, но мы, во-первых, не верили уже ни одному «индийскому» слову, во-вторых, были поглощены созерцанием и обсуждением созерцаемого. Наконец он спросил: может, мне не рассказывать? Нет, - сказали мы, нам и так интересно. Вы, наверное, только что познакомились, - догадался «лодочник». Наверное, мы выглядели, как  только что познакомившаяся счастливая парочка J.

 

Плавно перейдем в поезд на Калькутту, куда мы поехали из соображений близости моря, наличия эсперантистов и близости от Варанаси по сравнению с другими крупными городами.

Калькутта

 

«Калькутта - крупнейший город Индии и один из самых больших в мире, основанный как торговый форпост Британии в XVII веке, город быстро рос, приобретая самобытный стиль. Деловитый, волнующий, шагающий в ногу с жизнью, населенный представителями разных культур, он никого не оставляет равнодушным. Встреча с ним может поначалу ошеломить: рикши, автомобили, яркие грузовики, троллейбусы, крики уличных торговцев, усердно работающие строители метро, шум и краски огромного Нового рынка, гомон толпы... Но вскоре сумбур впечатлений уляжется. Перспектива центра Калькутты удачнее всего открывается с зеленых полян Майдана, парка площадью в три квадратных километра, где для горожан, как средство против стрессов большого города, устраивают по утрам занятия йогой. Среди других достопримечательностей беломраморный мемориал Виктории, монумент Октерлони и штаб-квартира миссии Кришны. К северу от города молчаливо стоит красавец Белур Мат, а на противоположном от него берегу реки находятся ботанические сады (там растет 200-летнее баньяновое дерево, как говорят, самое большое в мире) и дакшинешварский храм Кали. Калькутта — одухотворенный город- Бенгальцы - народ поэтов и художников, и это сказалось на городе».  www.india.ru

 

Всего этого мы, практически, не видели. В Калькутте мы болели. День и ночь ехали в поезде, было очень тяжело, чай пить мы уже не могли, перешли на воду – она продается в пластиковых бутылках по литру, на которых написано, что после употребления содержимого бутылку необходимо сломать, чтобы ее повторно никто не использовал. Причем в поезд на остановках забегают дети и просят отдать им «выпитые» бутылки. Оказываешься перед выбором.

 

Сначала вода нам не нравилась, казалась странной, мы размышляли о том, сколько раз в этой бутылке уже продавали воду. Потом кроме этой «минералки» мы не пили уже ничего, ее же поглощали в непередаваемых количествах (благо стоила она 10 рупий, кажется) – по нескольку штук за день каждая.

В этой поездке мы видели своего единственного слона. Он стоял за зданием станции и махал ушами.

Еще вдоль железной дороги гуляли павлины.

 

Двери, ведущие из поезда на улицу, практически никогда не закрываются. Поэтому люди часто сидят на ступеньках, свесив ноги наружу. Притом, что поезда ездят ни чуть не медленнее, чем у нас. Иногда их кто-нибудь официальный сгоняет. Мне тоже захотелось. Я взялась руками за поручни по обеим сторонам двери и «вывесилась» из поезда. Ощущение потрясающее: полет! Держишься только руками, ну и ноги на ступеньке стоят, а тело летит над полями; видишь весь поезд со стороны, высовывающиеся из-за решеток руки людей – а мимо летит Индия… Или нет – это я лечу мимо Индии J

Мысленно рисуешь на воображаемой карте красную линию пути, бегущую через всю Индию на восток, мимо Непала в сторону Бангладеша.

 

Когда мы вышли в Калькутте и увидели хаос, превышающий масштабы всего, что мы видели ранее, услышали цены на такси (чуть ли не 300-400 рупий до центра)… состояние у нас было ниже среднего, хотелось только лечь и не двигаться. Я позвонила по телефону одной из эсперантисток. Она удивилась и объяснила, как к ней проехать. Я договорилась с таксистом за 200 рупий. Доехав, он сказал: 220. Я кивнула, мы вылезли, вынули вещи, я протянула уговоренные 200 рупий. Он пытался возмущаться, но тщетно.

Вскоре подошла наша эсперантистка – очень приятная девушка, четко и понятно говорящая на эсперанто, она очень радовалась, что мы приехали, и жалела, что работает и почти не сможет быть с нами.

 

Когда пришли к ней, сказали, что очень устали и хотим лечь. Проспали полдня, нас позвали есть, но мы не хотели. Тогда мы сказали, что, видимо, заболели. Оказалось, что у нас температура 39. То холодно, то жарко, спать не можем, лежим, пьем Олины таблетки и ждем выздоровления. Наша индианка предложила: мы – говорит – когда болеем, голову засовываем под ледяную воду. Мы решили, что лучше выпьем еще таблеток J. Вечером нас отвезли в пригород – к ее родителям, очень милым людям, у которых живет куча кошек. Они кормили нас специально сваренной едой (не острой) – рисом, рыбой, странными местными фруктами. Спали мы у их соседей (потому что там была свободная комната), которые говорили по-английски. На крыше этого соседского дома мы сидели вечером – тишина, вокруг зелень, пальмы, земля покрыта зеленой растительностью, в которой должны были водиться мангусты. Говорили одновременно на эсперанто, по-английски, по-русски и на местном (бенгальском, кажется). Меня отец нашей девушки называл исключительно по фамилии: «Чеснокова», он говорил, что это очень красивое имя J.

 

Пожалуй, я опишу дом нашей индианки-эсперантистки. Вернее, квартиру (город, как ни как - бывшая столица). Одна большая комната, в части ее – кухонка. Два стула, вообще люди сидят на полу. И две спальни – в них помещается кровать и шкаф. В квартире живут: она с мужем, их ребенок, чья-то из них старая мать, девочка, ухаживающая за ребенком, сестра мужа со своим мужем. Вроде все. Тут мы убедились, что днем нормальные люди просто ложатся спать. Кстати, на пол. Вообще никуда не выходят (а мы-то гуляли, да еще и пешком!)  

Дом ее родителей был такой типичной дачей. Единственное, что мне несколько не навилось в плане удобств в Индии вообще – это что у них (отели, конечно, не считаются) в туалетах – краники с водой вместо туалетной бумаги L. Европейцу не понять… J

У соседей же было аж 2 этажа и крыша типа веранды.

 

Калькутту мы посмотрели исключительно из окна такси, везшего нас к дому родителей. Однако и так было видно – это бывшая столица. Здесь дома, проспекты, музей, машины, магазины. Кстати, что удобно – мимо основных достопримечательностей мы проехали J, а об остальных нам так подробно рассказал сосед по гостинице в Варанаси, что мы не знали, как от него тогда отделаться. Не помню, как мы его отвадили заходить к нам в гости.

А на улицах пригорода мы, наконец, насмотрелись на спокойную индийскую жизнь – не базарную, не туристическую, не столичную… здесь ходили, кстати, очень красивые девушки. К нам никто не приставал. И очень тихо – особенно по ночам. Я, наверное, впервые ясно ощутила, что такое «кричащая тишина».


 

Итак, следующий день мы еще лежали, вернее, спали, просыпались, спускались в соседний дом поесть и снова шли спать; а еще через день ходили в Интернет и, собственно, уехали в Дели – пора лететь в Россию.

 

И опять поезд. На этот раз из всех общительных личностей самым милым был индус, учащийся в Питере медицине – мы потом уже в России переписывались по электронке – он звал нас в Питер и предлагал оплатить билеты.

В Дели он помог нам найти таксиста и заплатил за дорогу до – мы направились прямиком в родной гест хаус. Приятно оказаться дома J. Он звал нас на следующий день в гости – у них там то ли свадьба была какая-то, то ли день рожденья. Мы перезвонили ему из гест хауза и извинились – не оставалось уже денег на такси. Правда, он обещал такси оплатить…


В номере нашем нас ждало приключение: я зашла в ванную и увидела на стене… ТАРАКАНА. Я не боюсь тараканов, но этот! Размером с мой … ну, с один из пальцев руки, безымянный, например. Черный (таракан). Сидел на стене и не уходил. Мы шумели, махали руками – он сидел. Оля сказала: ну что же, придется мыться так. «Я не буду мыться с ним!!!» - я решила, что можно плеснуть на него водой, и он испугается. Он испугался – и начал бежать в комнату. Мы захлопнули дверь и держали ее в ожидании, что он распахнет ее изнутри. Таракан не появлялся. Мы боязливо заглянули в ванную. Он сидел за туалетом. Тогда мы включили душ и опять закрыли дверь. Таракан, наконец-то, исчез. Появился он только когда мы заинтересовались тем, где же он прячется, и начали лить воду в различные щели. Тогда мы решили не трогать его и далее сосуществовали мирно.

 

На следующий день мы ходили по базару – торговались, покупали сувениры, стало очень грустно оттого, что надо уезжать. Мы только привыкли, обжились, освоились, поняли кое-что в этой своеобразной системе… когда, забрав рюкзаки из гостиницы, мы направились к дороге, даже рикши не останавливались – наверное, тоже привыкли, что мы пешком ходим. Наконец один подъехал и за 200 рупий повез нас в аэропорт. Там мы прошли в зал ожидания, упросив охранника пустить нас обеих за билет для одного человека, а на оставшиеся деньги купили воды. Там, в этом прохладном зале, мы сидели, смотрели телевизор и ждали ночного самолета. Переоделись. Привели себя в несколько цивилизованный вид. Вспоминали подробности нашего маленького приключения, радовались, что приехали сюда, уже скучали по полюбившимся мелочам.

 

Потом был аэропорт – сдали вещи до Москвы, самолет задерживался, механики и прочие служащие аэропорта столпились перед телевизором – смотрели матч по крикету (любимая в Индии игра). Потом нас впустили в самолет (не в наш Боинг, а в ТУ), который долго катался, потом понял, что сломался мотор (я излагаю несколько примитивно), были открыты (в смысле вынуты из стен самолета) все двери, кондиционеры не работали, я легла и заснула (мне почему-то стало очень плохо от жары). Однако добрая стюардесса не дала мне спать – разбудила и испуганно спросила, что со мной и чем помочь. Потом мы таки полетели (пищу есть было нельзя – этот самолет лететь не должен был, и в спешке на него загрузили еду из Air India, попробуйте представить себе степень остроты еды). В Алма-Ату опоздали, самолет в Москву уже улетел, нас привели в транзитный зал, повезли на какой-то другой самолет, которому пришлось нас ждать около 30 минут, прилетели в Шымкент, разгрузили самолет, вышли в город, зашли в соседний вход, снова прошли контроль (оказалось, что в Алма-Ате нам забыли что-то приклеить, не хотели нас пускать в самолет, направили в загадочное окошечко, где позвонили в Алма-Ату и дали добро на наш полет), погрузили в ТОТ ЖЕ САМЫЙ самолет (практически все пассажиры летели в Москву – не многим надо в Шымкент), полетели в Москву. На этом рейсе, наконец, поели.

 

Москва.

 

PS. Пока писала, забыла отражать смысл названия в содержании J

Смысл в том – что все же лучше не ездить в июне в Центральную Индию – жарко.

Tags: travel, Индия
Subscribe
promo api_ano june 26, 17:00 343
Buy for 10 tokens
Сегодня первый раз открыла фотографии с того дня Волны – мой вечный кошмар. Мой страшный сон. Дважды в жизни я чуть не утонула и с тех пор думала, что понимаю воду. Тем ужаснее показалось то, что с нами с детьми случилось прошлым летом. Море просто слизнуло нас волной-языком. И…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments