Ксения Чеснокова (api_ano) wrote,
Ксения Чеснокова
api_ano

Categories:

Окончание рассказа о поездке в СИРИЮ

Автостоп в Сирии балует. На самом деле, руку можно не поднимать. Главное, наверное, не отказываться быть взятым, чтобы ненароком кого-нибудь не обидеть. Сначала на легковой, потом на грузовике – и в сумерки мы достигли города Хомс. Высадили нас на чем-то вроде объездной, и в город мы устремились пешком. Машины останавливались и предлагали нас везти. Мы были тверды. Пока не забрались в очередную машину. Оказалось – маршрутка. Денег нас, в отличие от остальных пассажиров, не взяла, но привезла к еде.
Улица с едой была широкая и на ней пахло курицей. Курица в Сирии грилится на огне. Не знаю, почему. Еще она дорогая и сторговать ее не получается. Зато шаурма – 25 денег и ОЧЕНЬ! вкусная . С курицей и шаурмой мы сели в кафе, хозяин подбегал ежесекундно спросить, нравится ли нам еда или рассказать что-то. Стемнело. Направиться мы решили в Хаму – смотреть какие-то доисторические колеса. Но как в нее попасть, так и не поняли – в смысле как-откуда-и-за-сколько идут автобусы. Решили, что эти то ли 20, то ли 40 км мы можем и пройтись – как раз утро настанет. Что и принялись реализовывать.
Мы шли по прямой центральной улице, типа «Ленинградское шоссе – значит, в Ленинград ». Это было что-то типа хамской улицы . Только у какого-то здания с надписью не то Telekom, не то SyriaTel нужно было повернуть направо.
Мы шли и почему-то мечтали о мороженом. Еще шутили – типа может, тут кофейни есть, а может еще и горячего шоколада кто предложит. Ну откуда в стране арабов, мусульман, мужчин, завернутых в длинные балахоны и приготавливаемой на огне курицы гриль может быть хоть след Европы! Тем более в этом затерянном в сердце ассирийских пустынь Хомсе! Тем более мы засомневались, стоит ли заходить в CityKafe. В Индии, помнится, все, что более или менее претендовало на европейский стиль (ну, кроме McDonalds , конечно) есть было невозможно. Тем не менее зашли. Сели. Взяли меню и долго гадали, почему в этой загадочной сказочной стране меню начинается с напитков, а заканчивается закусками. Позже сообразили – страна арабская, тут все задом на перед . Короче, Леха заказал мороженого и на всех кальян (сколько у вас кальян стоит? 100 денег? – это типа рублей 60 наших – точно? Это покурить, а не посмотреть на него? – оказалось, они тут чуть ли не дешевле чая ).
Принесли мороженого. Не помню, честно говоря, чтобы я где-нибудь когда-нибудь ела ТАКОЕ мороженое. Лодочка с мороженым, соусами и фруктами. За очередной доллар или около того. Мы решили гулять – взяли еще 2 разных мороженых, огромный коктейль (алкогольных тут не бывает) – эдакая пивная кружка, набитая фруктами и еще чем-то.
Мы сидели в клубах кальянного дыма. Фотографировались. Типа «Дым и я», «Дым и Оля», «Дым вместо нас»… Кафе оказалось уютное. Кальян супер. Какой-то сириец пытался пригласить нас в его компанию что-то праздновать, но мы не поняли по-французски (они все пытаются говорить на языке свих последних колонизаторов).
Наевшись и утонув в дыму и тихом арабском счастье, мы продолжили путь.
Машины останавливались, предлагали подвезти, мы по привычке держались до последнего, вышли из города, и, наконец, сдались. Нас взял автобус, которому мы несколько раз повторили, что бедуни фулюс. Нет, то есть, фулюса. Студенты мы. Сели и заснули. Разбудили нас уже в Хаме – сообщением той суммы, которую нам следовало выложить. Судя по жестам, звучала цифра 60. Пока мы пытались объяснить, что все козлы и мы же вас предупреждали, водитель и еще один начали ругаться и махать руками. Помнится, в Китае это тоже применялось местными для устрашения противника. Наконец, когда мне надоело, что все вокруг машут руками и упражняются в общении на повышенных тонах на незнакомых языках, я попыталась сообщить, что у нас есть аж 100 денег и потребовать сдачи. Но по недосыпу с предыдущего дня и не окончательному просыпу с дороги вынула 20$. Результатом стало увеличение амплитуды колебаний голосов или чего еще там – и изменение звучавшей суммы. Теперь, опять же руководствуясь жестами, с нас хотели то ли по 20$, то ли еще какую-то примечательную сумму. Короче мы пробились из автобуса и продолжили препирательства на улице. Вокруг моментально образовалась толпа сопереживающих, разделившаяся на 2 лагеря – типа за нас и за них. В общем, в результате отдали мы таки по 20 местных денег, получили 40 лир сдачи со своей сотни (собственно, стандартная оплата рейсового транспорта), а также длинный рассказ сочувствовавших, какие попадаются странные и нехорошие люди.
В общем в бодром и приподнятом настроении после практически выигранного сражения мы отправились на поиски колес. По дороге мы также пытались найти карту Сирии, чтобы решить, куда направиться дальше. Слово КАРТА понято не было (несмотря на некую интернациональность оного), слово map тоже. На жесты, демонстрирующие нечто квадратное и большое, сирийцы радовались и махали руками. В направлении курицы гриль.
Колеса оказалось найти легче – жест, демонстрирующий нечто большое и круглое, был идентифицирован верно – и вот мы перед деревянными, зеленоватыми, желтоватыми в лунном свете и подсветке и дико древними колесами. Сохранилось их 22 в хорошем состоянии и куча в плохом. Мы пошли их искать. В процессе нашли цитадель – часть города, обитаемую, с каменными домами и непроходимо узкими улочками, петляющими в толще камней.
Видели компании молодых сирийцев. Видели странную дискотеку – под веселую музыку танцевали местные, причем ТОЛЬКО парни, женщин не было вообще. Танцевали преимущественно на столах .
Лазили по каким-то откосам, выглядывали и считали колеса, лазили под колесами. Ночь, Сирия, странный город Хама, о существовании которого мы узнали около суток назад.
Побродив по цитаделям и улицам и посчитав найденные колеса (штук 12, думаю), решили ехать обратно в родной Хомс.
Застопили мааааленькую машинку. Леху поместили в багажник, мы с Олей сели друг другу на колени на сиденье рядом с водителем. Всю дорогу он пытался с нами общаться, но мы ничего не понимали и вообще засыпали.
Наконец, доехали в Хомс, увидели знакомые улицы, попросили остановить. И вот – второй облом за ночь. Он опять хотел денег. Тут толпа собралась просто громадная, что людям не спится… Набежали со всех сторон. Начали расспрашивать нас, его, нашелся кто-то англоговорящий, стали выдвигать гипотезы, доказывать что-то кому-то. Мы твердо придерживались версии, что денег нет, что мы предупреждали, что их нет, что водитель согласился, что мы хорошие, а все остальные ничего в жизни не понимают.
Арабы радовались переменам в жизни, толпились, с любопытством расспрашивали о том, как мы путешествуем, искренне заверяли, что мы ошибаемся и автостопа в Сирии не существует, обсуждали последние новости и погоду, быть может… Наконец решили, что толку от беседы с нами не будет и привели милицию. Милиция не торопясь подошла в количестве человек пяти-семи, поговорили со всеми, потом с нами через единственного англоговорящего, потом еще с кем-то… Постепенно вся наша тусовка начала куда-то двигаться, мы – с ней. Шли мы, судя по всему, в участок. В участок завалились почти всей толпой. Участок – зданьице бомжового типа, очень облезлое и продуваемое, идти надо по лестнице этаж эдак на 4й-5й. Там в комнатке на типа нарах спят менты, завернутые в одеяла. Они радуются нашему появлению, предлагают чай и с нетерпением ждут появления переводчика – милого бледнолицего мужчины лет сорока.
Общались мы довольно долго. Единственное, что напрягало – хотелось спать. Не спали мы уже около двух суток. Было около 4 часов утра. В остальном все были мирны, спокойны, все заверения принимались как факт, никто не пытался искать у нас деньги. Мы сказали, что их нет – значит, их нет. Леха рассказывал, что будет писать книгу о Сирии, что мы путешественники. Местные дивились. Периодически возвращались к денежному вопросу. Мужик хотел 600 денег. Мы объясняли, что это много, и вообще автобус стоит 25 в одну сторону. Нам объясняли, что его машина жрет много бензина. Все долго смеялись, узнав, как комфортно мы ехали – в кузове и на коленях друг у друга. Постепенно в процессе беседы, сумма уменьшилась до 300 денег. Было удобно то, что нас никто не понимал и мы могли спокойно обсуждать ситуацию на родном языке. В основном мы решали, сколько не жалко дать. Наконец решили, что 200 денег – вполне студенческая сумма. После этого поняли, что у Оли денег нет, ее деньги у меня, причем в одном кармане с долларами, лежавшими там в не слишком малом количестве. У Лехи доллары водились как-то более обособлено, зато местные лиры – все в одном кармане. Единиц так 700… Короче, отрекшись от и так не сильных в нас идей феминизма, мы поручили сие мероприятие мужчине. Мужчина справился, надо отдать ему должное, причем превосходно – уверенным, коротким движением извлек 200 денег, сумев не удивиться моментально собственной ловкости. По крайне мере, сделав это на словах, а не при помощи активной мимики. Это было после того, как, обсудив наши поездки в Индию и Китай, мы таки высказали мысль, что надо сумму уменьшить. Менты уговорили мирно пившего с ними чай сирийца (мужчина, кстати, колоритный – необычайно обширный и в огромной черной хламиде, на голове тоже что-то намотано). Покидая сей приют, он вдруг вернулся, пожал нам руки, пожелал удачи и осведомился, ведь правда же он классный… Мы изобразили нечто вроде улыбок, не найдясь, что ответить.
Далее началась следующая глава эпопеи. Милиция испугалась, как же мы, бедные, переночуем, и начала обзванивать хостелы в поисках бесплатной ночевки. Их, видимо, послали. Мы убеждали, что все найдем сами. Когда нам совсем захотелось спать, мы спросили, можно ли уже уйти. Оказалось, что они удивлены: конечно, идите! Они, кажется, думали, что мы чего-то от них ждем. А паспорта? Долго искали наши паспорта, унесенные кем-то в комнату с телефоном в качестве опорного пункта дискуссии с ресепшн. По лестнице нас провожали приветами и улыбками тех, кто не умеет говорить «Хелло». И уже на последней ступеньке – громкие крики типа «стоять» сверху. Нас догнали, усадили во что-то вроде Волги и объяснили, что отпустить нас, бедных и беспомощных, одних в ночь никак не возможно. Нас повезли в гостиницу. Причем не то, что в самую бедную (мягко говоря ).
В гостинице нас положить бесплатно отказались, но наши друзья не успокоились и после долгих раздумий заплатили за нас 700 денег и уехали. При оформлении выяснилась милая вещь – раз Леха нам не родственник, жить с нами ему нельзя. Пришлось ему спать на диване при входе. Мы же с Олей оказались в комнате с двумя кроватями, телевизором и душем. Правда вода здесь горячая, как выяснилось в последствии, подавалась только в строго определенные часы. Утром и вечером. Не ночью, как это ни странно .
Поставили оба будильника, купленные Лехой перед посадкой в маршрутку на Речном Вокзале, но проснулись отнюдь не по будильникам. Несмотря на то, что вечером нас спросили, когда мы собираемся вставать, и мы сказали, что в 9.00, нас пришли будить в 8.00. Причем мы долго делали вид, что не слышим, потом пытались общаться через дверь (но не увенчались в силу отсутствия познаний в области иностранных языков у работников сферы услуг города Хомса), потом лично показали 9 пальцев и объяснили, что пока еще спим. В общем, в течение часа нам звонили раза 3, приходили столько же, разбудили внизу Леху, вследствие чего он нам звонил и объяснял их намерения пробудить нас (впрочем, сам не понимая, чего они хочут). Мы принципиально дотерпели до уговоренных 9.00 и после этого начали вставать, просыпаться и собираться. Рюкзак Лешин жил у нас в номере, но мужчину в одиночестве к нам не допустили – сопровождали до

Лирическое отступление:
Последнее слово до этого момента было написано 27.02.2004.
Сегодня 30.04.2004.
С тех пор я уже успела слетать в Стамбул с друзьями – так же, на 3 дня…

Но это просто к тому, что я уже ничего почти не помню.
Закончу в двух словах. Просто для галочки теперь, пожалуй. Хотя, если бы появилось хоть несколько бездельных часов подряд, может быть, я бы и вспомнила… и дописала.

В общем, так. Мужики из отеля очень старались засунуть нас в машину и, как они и обещали нашим ментам, отвезти нас на автовокзал, чтобы мы сели там на цивилизованный транспорт. Мы, конечно, опасались, что от оного еще очень долго будем искать знакомые места, отмахались, распрощались – и вперед, в бесконечность. Ходили мы по городу долго, нарезая круги и узнавая знакомые места. Наконец нашли наше City café. Где и позавтракали – очень вкусно (Леха ел «фатих» - тарелка с чем-то мясно-бобовым, залитым чем-то вкусным тоже). Оглядывались, не желая быть замеченными нашими друзьями за плотным и недешевым, с точки зрения жителя Сирии, завтраком. Потом пошли к найденному накануне магазинчику и, после некоторого торга (торговаться не хотелось – казалось, и так слишком дешево ), купила мы с Олей по кальяну. Эдак за 8 долларов мой, ее – маленький – подешевле. Потом искали дорогу на выезд. Потом был потрясающий стоп (сначала, правда, остановилась машина, из которой нам местные долго рассказывали, что автостопа не существует ). Потом замок – огромный, безумный, - настоящий замок крестоносцев. Прошли вместо 300 денег за 10 (сказали, что студенты, и показали Олино пенсионное удостоверение). Потом часами ходили-лазили по замку. Мы с Олей отдельно – медленнее, Леха обегал больше и раза 3 вебегал купить пленку. Его знали уже все местные продавалы, и он знал, у кого что можно на сколько сторговать . За нами с Олей ходили небольшой толпой мужчины – на расстоянии. Иногда кто-нибудь приходил пообщаться, провожал нас на башню, подавал руку и отходил. Кто-то рассказал что-то из истории замка. В переходах и подвалах было темно – хоть глаз выколи. На террасе – остатки круглого стола. Еще в подвалах остатки печей, церкви, бочек для вина и прочей мебели-утвари.
Вылезли мы из замка по отдельности – сначала мы с Олей, посидели на солнышке, вернулись, оставили Лехе записку на рюкзаке (их мы оставляли у входа), пошли на пригорок, на который к тому времени перебралось солнце, сели – пили ликер из Duty free и заедали дамаскскими фисташками. Пришел Леха. От замка к шоссе пошли пешком, темнело, вокруг бегали и ездили на осле местные дети. Потом сели в маршрутку за полдоллара и доехали до объездной Хомса. Там нас взял грузовик. Потом мы ехали в Дамаск, периодически нас пытались везти против нашей воли – это когда мы хотели пройтись или купить бананов. А потом нас взял потрясающий мужик – мы всю дорогу с ним разговаривали – пару часов. На арабском – единственном нашем общем языке. Я зачитывала ему фразы из разговорника. Мы выявили лучшее слово – «тамам», что означает «хорошо». Далее периодически, когда устанавливалась тишина, возникало следующее действо. Водитель прокрикивал, например: «Даиаскус!». Все хором: «Таммам!». Он: «Сюриа!» Все хором: «Таммам!». Он: «Руссиа!» Все хором: «Таммам!». Он: «Моску!» Все хором: «Таммам!». Кто-нибудь еще: «Тадмур!» (Пальмира, то есть, по-местному). Все хором: «Таммам!». Кто-нибудь еще: «Мухаммед!» (Кажется, так его звали, хотя может мы кричали и еще какое-нибудь имя). Все хором: «Таммам!»… На прошание (на объездной вокруг Дамаска) мы, отогнав недовольных тем, что мы не там остановились, ментов, обменялись телефонами и трогательно распрощались. Мы пошли в город. Он продолжал путь.

Мы пили вкусный сок и шли какими-то промзонами. Потом вышли на знакомую местность – улица, где во всех домах – доктора и врачи. Потом нас местные менты промахали в сторону, указав направление, по которому следовало искать дешевый хотел. Мы заходили в хотели, но они хотели слишком много денег. А потом обнаружился район хороших хотелей. Где и выбрали мы себе из многих опрошенных самый дешевый и спали втроем за 200 денег (4 бакса).

Потом был вечер, прогулка по кварталу, кальян в тихой, скромной и на редкость приятной местной забегаловке, в которой сидели только седовласые арабы. Они все курили кальяны. Женщин не было. Были мы с Олей – пили чай и курили кальян. Леха был более уместен по половому признаку.

Потом была ночь – мы допивали ликер и доедали фисташки. Те, которые не имели в себе трещины, мы кололи стулом или металлическим брелком на ключах. Было очень громко и весело. Ругать и выгонять нас, как ни странно, не пришли.

С утра были поиски карты по закрытым магазинам и организациям – воскресенье. Знакомство с австрийцем Штефаном, обед с ним в потрясающем кафе (во дворике, с национальной кухней) и с его экскурсией для нас по базару и центру. Мы кинули рюкзаки в отеле у его знакомого (бесплатно, конечно) и пошли на кору Касьюн. Прошли весь город – дорога была на противоположной стороне. Купили сок в банках – такого вкусного сока я не пила никогда! Там были пальмы и прочая растительность на склонах, из нее вылезали лица в касках. Наверное, очередная Вери импортант эриа. Типа не входить – убьет. Потом нас подвезли наверх солдатики, спросившие: что, тоже русские туристы? Видимо, кроме русских туристов, туда никто пешком без группы не прется. С горы потрясающий вид, с нее можно слезть по катящимся под тобой камням вниз и залезть на соседнюю. Полазить по совсем неглубоким пещеркам. Потом в сумерках выпить оставшийся сок в лощине между двух гор, наблюдая наползающий на город туман, а в нем постепенно, один за одним, зажигающиеся зеленые башни минаретов. И слушать пение кого-то там с этих минаретов.
Слезать оттуда проще – есть тропинка по прямой в город. Через помойки сначала, потом по окраине, сползающей с горы под хорошим углом. Потом нас взял грузовичок в кузов по собственному желанию, у подножия мы вылезли и пошли искать мороженое. Поели в кафе сладостей, пришли на базар, сторговали мы себе с Олей по платью, Леха – папаху какую-то  Сторговали, видать, хорошо, потому что впервые, кажется, продавец не радовался тому, что что-то продал  Потом ходили искали сладостей домой. Заодно смотрели город. Забирали рюкзаки, искали остановку автобуса в аэропорт, искали автовокзал, по дороге ели шаурму, потом, найдя автовокзал, искали кальянную, ели шаурму в том же месте, не найдя кальянную. Потом сидели на тротуаре перед автовокзалом. Из остановившегося рядом такси выскочил сириец и начал общаться. Мы устали и не хотели. Поэтому утверждали, что по-английски и арабски ни слова не понимаем, даже yes и no. Он удивлялся тому, как же можно ни на чем не разговаривать. Предположил, что нам негде спать, звал в гости. Потом что мы работаем в ночном клубе. Наконец, потащил Леху к машине, аргументируя словом baby. В машине, действительно, было два маленьких baby на заднем сиденье. Так в Сирии работают таксисты 

Потом автобус, помытие головы и чистка зубов в туалете аэропорта, переупаковка вещей, самолет, опаздавший часа на два. Сухая рыба сквозь сон, Москва – серая и тухлая, прямо на работу с рюкзаком…
Tags: travel, Сирия
Subscribe
promo api_ano june 26, 17:00 343
Buy for 10 tokens
Сегодня первый раз открыла фотографии с того дня Волны – мой вечный кошмар. Мой страшный сон. Дважды в жизни я чуть не утонула и с тех пор думала, что понимаю воду. Тем ужаснее показалось то, что с нами с детьми случилось прошлым летом. Море просто слизнуло нас волной-языком. И…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments