Ксения Чеснокова (api_ano) wrote,
Ксения Чеснокова
api_ano

Categories:
далее запощу сюда свой отчет 10-летней давности об автостопной поездке через монголию в китай (пока только часть про монголию):



Ну, перейдем ко второй части описания – Монголия перед нами. Кстати, о погранпереходе. Первый раз подошли мы с турками – спросить, можно ли пешком. Погранец говорит: ок, идите. Мы сказали, что нам вещи надо взять, и пошли из фур выписываться. Потом в магазин пошли – а то есть хотелось - время-то обеденное… какой в Кяхте хлеб, люди! Он ОЧЕНЬ вкусный. Что меня беспокоило на данный момент, так это отсутствие телефона. У мамы сегодня день рождения, значит, позвонить я должна в любом случае. А в Кяхте, как сказали, он есть, но км 5 от границы, возвращаться не хотелось. Да и уж 5 вечера было. Пошли к границе, а там калитка закрыта, а люди ждут перед ней в коридоре-клетке. Чувствуешь себя экспонатом зоопарка. Тем более, что выделяешься – там же кто не монгол, тот бурят – и мы такие, отличающиеся. Пошли опять к парню на выход, а он: а где вы были, когда я сказал, что можно проходить. Теперь стойте и ждите. Ну, потом открыли, пустили всех. Эти все ломятся, торопятся. Их там, в отличие от нас, проверяют, а переход в 18.00, кажется, закрывается. Вот они и боятся не успеть пройти.

Basic Mongolian: I love you = Bi chamd khairtai...

Накрапывал дождик, монгольская сторона. У нас сетки-клетки-заборы, вскопано. А монголы, видать, решили: если эти уже все вскопали, че нам по второму разу… По-русски понимают, помогали нам заполнять декларацию. Забыли сначала штамп поставить. Декларации правда несколько намокли… вышли мы за забор – и сразу: 1. Все на монгольском – кириллицей, но не понятно 2. Природа другая, вернее почти что ее отсутствие - растительности почти нет 3. Ну, назовем это типом поселений. Конечно, дома, но дикая какая-то разруха, что не достроено, то развалено или в процессе, наверно, перманентного строительства. Слава богу, сразу нашли телефон, и я поздравила маму с днем рождения. Это 17.08. Какой-то монгол нас тут же повел смотреть строимую им гостиницу. До Сухэ-Батора 25 км, машин, собственно, проехало 2 штуки, ехать не хотелось, и мы решили пойти спать. Только от городка отойти. Кстати, нас еще в процессе езды по России предупреждали по нету – наши доброжелатели – что в Монголии: 1. Волки 2. Дизентерия 3. Недружелюбные кусачие собаки. Мы шли по шоссе и мечтали почистить зубы (водой почему-то не запаслись), реализовали мы это свое желание во второй же найденной проточной воде. Не говорю речке, т.к. не тянет на речку. Не в первой, т.к. та была совсем странного цвета, а тут если подождать, песок и все остальное на до оседает и она почти чистая. Радостные, пошли дальше. Увидели деревья и пошли к ним спать. Оказалось, что они несколько дальше, чем это предполагалось, зато мимо скакали на лошади 2 аборигена. Они отнеслись к нам с энтузиазмом и напоили водкой. Потом посадили меня на лошадь и повели нас к себе в юрту. Тут оказалось, что вокруг из поселений одни юрты. Кстати, общих слова у нас в процессе общения вы⑏вилось 2: «хорошо» и «можно». Накормили нас копченым сыром и чаем. Это было очень вкусно. Может быть, несмотря на, а может быть, потому что непривычно. Чай, правда, был несколько пересоленный. Да, о чае. Сутей цай (молочный чай, су- молоко): кипятится вода, в нее наливается молоко, солится, кидается заварка. Иногда – на юге, в Гоби – не солится, так как там вода вся вообще соленая. Иногда слишком мало заварки кладут, иногда много соли, но если все в меру, то очень вкусно. В последствии только Денис так и не стал его пить. Весь вечер в основном Пашу, оставив меня в покое, один из монголов учил говорить по-монгольски. Соседи приходили на нас смотреть. Потом мы окончательно захотели спать. Утром нас опять покормили, мы попрощались и пошли на дорогу. О юртах: круглая, когда входишь, надо проходить и садиться слева, гостям часто ставят табуреточки. Так на полу. Некоторые разуваются, некоторые нет. Юрта обычно постоянно подметается. На стене у входа может висеть мясо. По кругу у стен стоят кровати (2-3 в зависимости от размера юрты, высоки либо низкие – фактически без ножек). Остальные, видимо, спят на полу. Обязательно у стены типа тумбы шкафчик с национальной монгольско-тибетской символикой. На нем зеркало, фотографии, Будда… не помню, что еще. Радио у них есть. Телевизоров – компутеров как-то не встречали, хотя (кажется в Улан-Баторе) и видели юрту с антенной. В крыше открывается отверстие, т.к. посередине сооружения сего – очаг, так сказать. Круглая металлическая низкая как бы печка, под ней разводится огонь, а на нее ставится… назовем это тазом – тоже типа железный или и чего он там. В нем готовится еда – вся в порядке поедания, а потом он убирается и «печка» накрывается крышкой. Готовится, например, бульон мясной, раскладывается по пиалам, из которых тут едят (кстати, водку пьют тоже из пиал, иногда поменьше), варится чай. Поэтому у чая может случиться мясной привкус.
Здесь же мы познакомились с первыми собаками. Оказалось, они тут не бывают недружелюбными. Они все хорошие. Кошек здесь нет, ну не понимают эти люди толк в жизни. Один только раз видели кошку – в юрте (собаки, которые есть у всех, в дом не ходят), лениво валявшуюся на кровати, будучи тисканной дитем.
Итак, мы на дороге, нас сразу берет БМВ до Сухэ-Батора. Приезжаем, вылезаем, идем, рассматриваем что-то. Водитель подходит, просит денег, мы делаем вид, что не понимаем, уходим. Почему-то на вокзал – смотреть, что там. Если бы ушли, никто бы нас особо догонять не стал. А так водитель опять подошел. Мы ему объяснили, что денег нет, но решили дать доллар, чтобы не обижать. Пошли на трассу на Улан-Батор, ничего не поняв, собственно и не попытавшись, в расписании. Сели на трассе, стали хлеб есть помнится. Машин много, но все типа микробусов – это у них маршрутки платные, как выяснилось. А легковушки едут бесплатно, но до деревне, видной с нашей позиции. Наконец отъехали оттуда, сухэ-баторские авто отсеялись, машины кончились.
С этого момента коррекция временно прерывается. Она непременно возникнет на обратном пути по России.
Немного о дороге. Интересно отношение местного населения к проезжей части. Она используется как тротуар (по ней ходят – поперек, вдоль, наискосок), велосипедная дорожка (ездят по ней дети и, опять же, как-то наискосок), ходит здесь так же крупный рогатый скот. – это относится к той местности, естественно, где все это – люди, дети и скот – имеется. Там, где мы в данный момент, имеется один монгол на лошади, купившийся на Пашино «самбайну» – здравствуйте. Думал, мы по-ихнему говорим. Дорога машинам не уступается, поэтому машина начинает гудеть, как только что-либо движущееся оказывается в пределах ее видимости и не перестает, пока не проедет мимо. Впрочем, метод сей действует не слишком и все равно приходится объезжать. Лишь бы не задавить ничего.
Итак, мы стопим. Пара маршруток, несколько машин на тот поворот, у которого мы стоим. Нам все равно, куда ехать (кстати, стрелка в улан-баторе21.08), нам все равно, но та дорога никуда вообще не ведет. В смысле, в отдельно взятую деревню, выезжать из которой пришлось бы по не же. А это не очень интересно. Вокруг очень красиво – сосны, холмы, цветочки какие-то незнакомые. Потом нас вдруг взяли в Дархан – маленький город (хотя какой он еще может быть в Монголии?), правда по сведениям есть российское консульство, тип застройки и построек советский, по улицам ходят коровы, люди ездят на телегах, запряженных лошадями. В плане механических средств передвижения превалируют по-прежнему маршрутки. Прошли город, остановились на выезде. Денег у нас кстати так и нет, они у нас появились на 4-й день жизни в стране – уже 20.08 в столице. Так как несколько хотелось спать и мы не торопились, мы особо и не стопили, и в конце концов приняли несколько нестопное положение: я сижу на рюкзаке, Паша лежит на своем и на моих коленях и спит, я наблюдаю за происходящим вокруг. На трассе вырисовывается машина. Я спрашиваю: машина вроде, помахать? – давай, - отвечает Паша. Она, правда, к этому моменту уже почти проехала, и я подняла руку. Вставать не хотелось. Она, естественно, проехала. Но через некоторое время джип сей (летел он, кстати, немедленно) затормозился, развернулся, подъехал к нам, нет, денег не надо, привез на ДПС, показал по карте особо красивые места Монголии. Поворот на Эрденет, мы решили продолжать наш путь по прямой к столице. А то кто знает, что там со стопом. Лучше раньше приехать, чем опоздать.
Прошли за ДПС – он там как-то по-другому называется – Паша пошел к колодцу за водой (заметьте, еще есть вода!), подошел мент пообщаться, я объяснила нашу сущность, он сказал: идите, посидите у поста, я вам помогу. Верилось с трудом, мы думали, сейчас в автобус сажать будет, но обижать стража порядка не хотелось. Впрочем, к чести монгольского мента надо отметить, как только я хотела обратиться к дневнику, он нас позвал. Водитель ЗИЛа согласился нас взять. Монгол в летах, хорошо говорит по-русски, абсолютно потрясающие движения – осанка, жесты как у Пола Ньюмена. Одно удовольствие наблюдать. Рюкзаки наши были привязаны на крышу, да как! На 125 узлов! Хотя мы сказали, не важно, что кузов грязный. Ну, да мы не знали, куда поедем…
Итак, ЗИЛ. Со стороны водителя, кстати, стекла не было. Ехал он из дома – чуть больше 1000 км, приеду, говорит, вставлю. Пейзажи божественные – низкие горы, степь, полей нет, они тут только стада пасут, с каждого холма открывается вид на степи, юрты, встречаются озера, стада, лошади, монголы, скачущие на лошадях. Яки или кто там – мохнатые таки, тушканчики вдоль дороги прыгают. Он музыку поставил национальную, я обычно это не люблю, но эта!!! Насколько же она подходила к пейзажам! Такая открытая, широкая, вольная. Плюс солнце и ветер из-за отсутствующего стекла (от него, впрочем иногда таки становилось нежарко). Он ехал в сам Улан-Батор. Но по дороге сказал, к брату заедем. И мы свернули на пол дороге с трассы. Я думала, отъедем до соседней юрты, а что это бы нам ехать по полю. Я просто еще не знала, что кроме шоссе Сухэ-Батор – Улан-Батор асфальтовые дороги бывают только в городах. Которых на территории Монголии штук несколько. Всегда любила смотреть триалы или там ралли, но что участвовать придется, не знала. Тут мы поняли, зачем привязывали рюкзаки. Иначе бы они выпали, грузовик дико накренялся. По ямам, лужам, грязи, через речку… уважаю российских автомобилестроителей! Ехали около 20-30 минут. Приехали: 4 или 5 юрт рядом среди идиллической природы – в долине среди гор на берегу речки. По склонам пасутся стада. Нас встретили и повели… куда? – есть, конечно. Тут уже люди семейные. Мы ели вареное мясо с костей - наш водитель отрезал нам лучшие куски, только что на наших глазах приготовленный бульон с тут же сделанной вермишелью (тесто раскатывают, кладут на круг, ненадолго опускают в кипящую воду, вынимают, нарезают и теперь уже варят в супе и с мясом – вернее скоре с мясными костями), копченый соленый сыр с маслом или творогом, печенье (явно самодельное и вкусное), булочки (единственное, что здесь было покупное), огурцы (явно привезенные откуда-то, но кто его знает, может и в Монголии выращенные. Ну и, конечно, сутэй цай. Уезжать не хотелось, я начала надеяться, что уже поздно ехать – 5 вечера, еще 150 км… оказалась права. Завтра, - сказал наш хозяин. Поедем в 5 утра. Потом ходили рыбу ловить – на мясо. Не поймали. Опять ели, потом традиционно весь вечер пили водку – уже в другой юрте, вернее сначала в 1, потом в другой. Потом спали. Проснулись не в 5, а в 9, завтракали, около 10 поняли, что не с проста на стоявшем неподалеку прицепе чего-то вертят и полезли на гору. Около 12 в прицеп загрузили баранов и поехали. По этой же замечательной дороге. Бараны держались молодцами. Пересекая речку, остановились – он решил помыть машину, помочь не дал. Поехали, остановились купить сигарет, потом толкнуть машину другую, причем для этого пришлось отцепить и потом, естественно, прицепить обратно наш прицеп. Опять поехали замечательные люди – монголы, все спокойно, неторопливо, с чувством. Кстати, у них с китайцами общая болезнь – экономия называется. Поэтому когда едем с горы, выключаем двигатель. Катимся по инерции.
Около 16 подъехали к УБ. На ДПС пришлось оформить документ на баранов. на нас никто внимания не обращал и не обратит и документов от нас никто не хотел. Проехали по городу. Странное впечатление: не очень большой, раскидан по холмам, в центре дома, банки, современные и многоэтажные, а в большинстве районов домики типа деревенских соседствуют с юртами. Имеют место быть достопримечательности характерного пагодного типа. В 17 мы вылезли на окраине у рынка – ему на рынок. Попрощались. Было прохладно и моросяще, обмен денег только в центре, идти туда не хотелось, лично у меня был культурный шок – столько чужих людей, все не на своем языке, суета какая-то после такой спокойной и размеренной жизни. Чувствуешь себя деревенским монголом, попавшим в Москву, или, как выражается мой брат, четырехмерным вектором в трехмерном пространстве. Поэтому мы пошли в сторону, противоположную деньгам и богатству – к горам. Перешли железку и поле и пошли к деревьям и, о чудо!, нашли речку – наверное, ее наколдовал Паша, по всей логике там ее быть не должно было. Мы не стали пытаться ее перейти и попасть на гору к кедрам и шишкам, а стали купаться. Холодная, но не Байкал. Мелкая, но очень быстрая. Если сесть в ней, вода сразу тащит по течению. Поставили палатку с некоторыми опасениями, что могут выгнать, если найдут – тогда мы еще не знали, что в Монголии жить можно везде. 20.08 проснулись, я по крайней мере (Паша-то раньше просыпался, но меня не будил), где-то после 10, но может быть еще до 12. Решили идти смотреть город, но сначала я мыла голову, мы стирали и сушили вещи (жара и солнце, в отличие от вчера), зашивали все, что требовало пошива. Потом пили чай и ели. Днем, ближе к 16 часам, собрались и пошли…нет, не в город, а мусор собирать. Сожгли мусор, который валялся в округе. В большом количестве были найдены трусы, обертки от вафлей «снежинка», расфасованных в Улан-Уде и стекла. Монголы везде и всегда бьют бутылки, поэтому везде стекла. А продукты у них все наши или, в крайнем случае, китайские. Сами они не производят ничего, кроме мороженого в стаканчиках и противной газировки. Ну и баранов, конечно. В городе поменяли деньги, и пока ели мороженое, нами заинтересовались 2 монгола, русскоговорящие. 1 – монах, другой, видимо, авантюрист широкого профиля. Взялись нам показать город. Надо признать, что они нам показали замечательный буддийский монастырь и провели бесплатно в помещение, где стоит Будда 22 м вышиной – огромный. Позже в городе, правда, выпросили купить бутылку водки. Пил ее фактически в одиночку 2-й монгол. Рассказывал, что китайцы козлы, а русские с монголами братья. Потом мы зашли в нет и узнали, что Денис и Женя приехали и что Денис спал рядом с танком и рекой. И эти двое потащились с нами искать его. Всех спрашивали, но ничего не выяснили, поднадоели уже, но не отвязывались и утверждали, что будут нам помогать, пока мы в УБ, чем приводили в некоторое состояние неудовольствия. Наконец мы забрали у них рюкзаки – они их вызвались поносить и объяснили, что идем спать. Они не отвязывались. Наконец 2-й начал просить денег, Паша дал ему 1000 тугриков (1 доллар) и мы пошли от них, тот кричал, хотел еще, но на такую наглость мы уже не стали обращать внимания и ушли. Настроение они нам, конечно, несколько подпортили. Времени мы на них кучу убили и практически ничего не посмотрели. Нашли круглосуточный магазин, купили еды и пошли к нашей речке, где и поставили опять палатку – уже в темноте. На следующий день встали раньше – 21.08, в 15.00 стрелка у российского посольства. Все оказались на месте. Пошли есть в монгольский вариант китайского кафе – повар и персонал там китайцы, а блюда скорее в большинстве своем монгольские, как выяснилось при сопоставлении. После чего назначили стрелку на границе – в приграничном городе Замын Ууд (далее ЗУ), Денис пошел жить в хостел, где он обитался уже 2 дня, а мы вчетвером пошли к нам на речку (в процессе сего разделились, и мы с Женей пошли искать супермаркет, он оказался закрыт, мы погуляли по от.к.ровенно деревенским районам и пришли к Паше с Соней на речку). Спали в палатке вчетвером, было дико душно, но при попытке переехать наружу пошел дождь. Утром он не прекратился. Когда стало понятно, что он упрямый, решили идти на вокзал и выезжать на поезде до места его окончания. Пошли на рынок. Дикое место типа наших оптовок, грязь, воды по колено и сверху льется. В городе зашли в shopping center, перемеряли меховые монгольские шапки, Женя купил (впоследствии Соня тоже), поели – в том же кафе, зашли в нет. Пришли на вокзал, но оказалось, что уже начало одиннадцатого – ночи, естественно, и вокзал закрыт. Идти на речку, а утром возвращаться не хотелось, и мы поставили свою юрту под деревом на вокзале, перелезши через заборчик напротив окна милиции или что у них там. Решили встать к поезду – в 8 утра. Вернее, думали, что лучше уйти оттуда с рассветом. Было лень. А в 8.00 это все превратилось в площадь с наиоживленнейшей жизнью. Слева подходили и наоборот поезда, справа была автобусная станция, ходили люди – причем толпами, на станцию – собственно туда, где мы спали, пускали по билетам или за деньги.
Мы собрались, перелезли заборчик при полном безразличии окружающих и пошли в здание вокзала. Как-то долго мы выясняли, как действует расписание, сколько что стоит и куда мы хотим. Короче, наш поезд ушел. Погода приятнее не стала. Следующий в 15 или 16. Пошли есть в любимое уже кафе, потом те двое монастырь ходили смотреть, а мы с Пашей – в художественный музей, кстати, замечательный, хотя и не большой. Современного там почти ничего нет, зато масса похожего на экспонаты нашего музея востока. Встретились на вокзале… видимо, чтобы узнать, что билетов нет. С моей стороны это все сопровождалось плохим самочувствием, так что я была несколько достатая. Мы пошли на автостанцию и нашли автобус в нужную сторону. И первого, куда мы сели через некоторое время всех почему-то выгнали, и все пошли и сели в другой такой же. Мы тоже. И за умеренную плату выехали км на 20 в Налайх. Автобус забит, сидели на рюкзаке, вокруг все заплевано скорлупой от орешков. У них вообще везде продаются кедровые орешки, а плюют они шкурки там, где находятся в данный момент. Там пошли на трассу, предварительно зайдя в магазин. Женя с Соней не верили, что можно ехать вчетвером, но никуда не шли, т.к. у Паши была 1 на всех палатка. тут остановилась Hyundai с тремя монголами. 1 по-русски говорит, да еще и понимает. Да, поехали, денег не надо. Скольких возьмем? Всех, конечно. Рюкзаки все 4 засунули в багажник, сами в машину. Ну, тесно несколько, но что делать… водитель нормальный, еще один тоже, хотя и пытается по-своему общаться, а третий пьяный в ничто, русский, как признавался всю дорогу, учил в школе 8 лет, но безрезультатно. Скоро мы съехали с асфальта, мы думали, что может заедем куда или платежку объезжаем, потом решили, что заблудились, т.к. едем по откровенному бездорожью, по грязи, лужам, машина вязнет, приходится выходить и толкать, когда по горам поехали периодически, опять же, выходим, т.к. дно по земле иначе скребет. Эти 100 км ехали долго, очень, часа 4. Каждые сколько-то останавливались и пили водку, мы с Соней отказались, у ребят не получилось. 2 бутылки в течение поездки закончились. А насчет дорог все потом стало ясно. Асфальт? Какой асфальт, все, кончился, больше не будет, дальше проселок, вернее – просто направление на юг, а машины выбирают, где им больше нравится ехать, диапазон их колебаний ограничен парой гор. Так что стопить не понятно как – бегать, завидев машину – так не успеешь. Под конец у нас сломался багажник – он и раньше не очень хотел закрываться, а тут совсем перестал – и отвалился бампер. С трудом доехали до их деревни, нас позвали в гости, накормили мясом сурков (кстати, на севере Монголии в это время была чума, разносчиками коей и являются означенные зверюшки, а посему есть не очень хотелось – еще и после водки). Наконец положили спать, но всю ночь будили, т.к. были упитые, за телевизором была заначка, бедный сей агрегат к утру был раздолбан в конец. Нас утром в город обещали отвезти, но машины не было. Проводили нас на вокзал, но ждать 2 часа мы не захотели и в город последние 10 км прошли пешком – по путям и степям. Пришли одновременно с электричкой. Очень пить хотелось, мы на нее не побежали, а пошли искать цайны газар (где чай можно попить – типа кафе), но нашли 2 делгуура (магазина), где и напились газировки. Кстати, деньги постепенно кончались, т.к. мы не рассчитали, что их негде будет поменять. Но у Сони и Жени они еще были, и примерно с этого момента мы у них занимали (отдали только в Сайншанде). Примечателен, кстати, город Мааньт – это где мы сейчас. Деревня типичная, десятка 3-4 домов, 3 магазина, жд станция, все. Вокруг степь и песок. Воды взять негде кроме как у жд – там из шланга она есть. Пока они сидели в магазине, я пошла знакомиться с начальником станции, который мне рассказал, когда и за сколько поезда, но огорчил, что товарные составы здесь останавливаются только в сторону УБ, а на ЗУ – нет. Мы переехали жить к жд станции, вскипятили воды у него на плитке и стали ждать, т.к. дорога есть, но такая же – примерное направление, и едет по ней все не в ту сторону и, в общем-то, не с оптимальной частотой. Это мы имели счастье наблюдать со станции. Мы ели, пили, читали и ели орешки, тоже загадив все вокруг, как это делают местные. Мы вообще быстро приспосабливаемся к местным обычаям. Станция – единственное в “городе” асфальтированное место, поэтому дети гоняют тут обручи палками. Увидев в моей руке фотоаппарат, когда я собиралась запечатлеть игру сию, все побросали, стали позировать. Постепенно мы стали им интереснее, чем палочки с колечками, и то мы очутились в осаде. Они нас обступили, смотрели, лазили вокруг, кто-то нашел разговорник, они выучили слово “здравствуйте”, подмели… собственно, они жили более или менее обособленной и самостоятельной жизнью, но в такой близи от нас, что периодически лучше было отодвинуться, чтобы не наступили, да и не очень приятно, когда вещи трогают. Наконец собрался дождь, и мы переехали в здание – уже открывшееся. Они тоже. Подоставали нас там. Наконец открылась касса – через несколько минут после того, как по расписанию должен был прийти поезд, который, естественно, опоздал. Мы сели в него. На вид плацкарт, но общий, наверное. Мы съели, что было и стали пытаться спать сидя. Станцию свою давно проехали – до куда билеты купили. Последние у нас не проверили, как рассказывает Соня ( мы спали), контролерша увидела, что белые люди спят и прошла мимо. На этом поезде мы могли доехать, собственно, до места стрелки – приграничного ЗУ, но стрелка 29.08 (вернее даже 30, т.к. поезд туда из УБ утром приезжает, а на предыдущий Денис предвидел, что не успеет), а сегодня 24.08 (ночь на 25).5 дней в 1 деревне, да еще и на границе – не радостная перспектива. И мы вышли в городе Сайншанде. Пошли спать – отошли от путей метров 300 и поставили палатку. 2 часа ночи.
Только утром поняли, насколько близко с жд поселились, да и прямо рядом с крайним домом деревни. Пока проснулись, в магазин сходили, мы с Пашей в город собрались – банк искать. Город за холмом, мы машину застопили, оказалось, там около км. Рынки, почта, масса магазинов, небольшой, но приятный город. Только нет деревьев, а следовательно, и дров. Банк нашли быстро, но не увенчались: бямбя и ням – выходные, сегодня как раз бямба – сб. этот день провели, передвигаясь вслед за тенью вокруг палатки. Мы с Соней сходили на станцию – там кран, можно набрать воды в бутылки и голову помыть. Жарко. Соседи из деревни принесли воды в канистре и дров. Только около 15 часа следующего дня собрались поехать в Зуун Баян (далее, понятно, ЗБ) – городок на 50 км в Гоби. Пока шли через город, беседовали с монголом-врачом. Он показал спорт центр, где вода, и накормил мороженым. Проводил и показал дорогу. Дорога – это большое поле. Машины только оттуда, мы долго думали, стоит ли куда-то двигаться. Пошли пешком. Увидели грузовик и замахали ему, а он остановился, хотя сначала и не понятно было, зачем. Кузов его был завален вещами, а поверх них – людьми. Автобус, видимо, но нас взял бесплатно, и оказалось, что там полно места. Трясло и подбрасывало. 50 км – и мы в ЗБ. Женщина – преподаватель русского языка сказала, что мы иностранцы, в гостях, значит нам надо помогать, купила нам арбуз, спросила, хотим ли мы к источнику и верблюдам, и нашла нам проводника, не говорившего по-нашему, а тот нашел русскоговорящего деда. Мы шли к источнику по потрескавшейся земле, да, здесь было больше похоже а пустыню, из-под ног разбегались ящерицы. На горизонте показались облака, и мы предположили , что дождь будет. Дед удивился: тут дождя 10 лет не было. У источника, вернее, колодца, нас посадили по очереди на верблюда – он большой и когда встает, держаться покрепче надо, а то перекашивает. Спали мы прямо там, в пустыне, без палатки, т.к. мы с Пашей оставили половину вещей, включая палатку, у соседей в Сайншанде. И ни обещанные волки, ни скорпионы нас не съели. Утром мылись, но вода там соленая – на всем соль и пить сложно. Приезжал мужик на верблюде, пытался нам что-то сказать, потом приезжал опять, но на мотоцикле и с водкой, но мы отказались. Пока Соня с Женей стирались, мы пошли к городу. Хотелось есть, т.к. вечером ели арбуз, что есть вода, а до этого только тем днем печенье. По дороге увидели юрту с верблюдами. Заходим. “самбайну, цай можно?” напоили нас чаем, а когда попытались водкой, мы начали уходить. Тогда нас до города на мотоцикле с коляской отвезли. Прошли город, жарко. Пешком не пошли, пропустили 2 машины, т.к. те далеко от нас проехали, вернулись туда, где все проезжали – у самого выезда. Через некоторое время подъехал китайский джип – наше первое знакомство с BJC – Beijing Jeep Corporation в Китае их много будет. Как же там трясло! И все время падали тюки с шерстью. Потом мы все время глохли, чинили машину, толкали машину… к 18 приехали в город, но банк уже закрылся. Значит, как всегда – завтра. Только есть хочется. С вечера не ели. Зашли в магазин – посмотреть, женщина нас пожалела, спросив, что мы хотим и узнав, что не а что, и сказала: берите, что хотите, деньги завтра принесете. Но мы взяли только хлеб. Пошли к жд, забрали вещи, поселились где всегда, ближе к ночи вернулись Соня с Женей – они на поезде оттуда ехали. На следующий день мы сходили за деньгами и едой, собрали палатку (кстати, все это время в палатке жили вещи, а мы спали – за исключением Жени – вне ее) и стали изучать особенности товарных поездов – кто куда собирается ехать, кого куда цепляют, подобрали себе 1, с местом на платформах с лесом. И когда ему стали цеплять локомотив, мы с Пашей пошли в него впрашиваться, а с. и ж. Залезли на платформу. Мы показали заготовленные ксивы (⑃ нас спросили, есть ли у нас пропуск – видимо подошло), нам сказали подождать. В это время с платформы сняли наших друзей и нас всех вместе вписали в заднюю кабину локомотива, причем там ехали еще 2 местные девушки и парень. Ночью мы были в ЗУ. Палатку как всегда – у жд, как оказалось утром между путями приходящих и стоящих поездов и рельсами, по которым что-то еще ездило. Вокруг так же ездили машины. Мы изучили город и все кафе, проев кучу денег – последние деньки в стране! Познакомились с москвичом Андреем, едущим домой из Китая. Он нам многое полезное рассказал, многое не подтвердилось, но главное, он дал нам путеводитель lonely planet и разговорник phrase book – 2 абсолютно замечательные вещи. Путеводитель в основном возил и читал Денис и пересказывал нам в доступной и сжатой форме. А разговорником мы пользовались все, много и успешно. Денис вечером (это 29.08), как мы и ожидали, не приехал, и мы пошли спать, причем в сторону от жд отойти не удалось, т.к. там оказалась милитари и вери импортант эриа. Мы пошли к жд, местный кто-то проверил паспорта, хотя визу и не искал – на всякий случай, наверное. Пытался говорить и строго спрашивать, но мы ничего не поняли, и он ушел. Утром 30 Денис оказался на вокзале – довольный, покатавшийся на лошади и пострелявший волков, с подаренными невыделанными (а, значит, их нельзя вывозить) шкурами лисы и волка. Мы отправили волчью шкуру почтой, сказав, что это одежда. И приступили к переходу границы.

Tags: Монголия
Subscribe
promo api_ano june 26, 17:00 343
Buy for 10 tokens
Сегодня первый раз открыла фотографии с того дня Волны – мой вечный кошмар. Мой страшный сон. Дважды в жизни я чуть не утонула и с тех пор думала, что понимаю воду. Тем ужаснее показалось то, что с нами с детьми случилось прошлым летом. Море просто слизнуло нас волной-языком. И…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments